Пресса принесла колючие отзывы зрителей » "Служебный роман" - неофициальный сайт фильма Загрузка. Пожалуйста, подождите... скачать фильм бесплатно кино новинки

+ расширеный поиск

Войти Скрыть Пресса принесла колючие отзывы зрителей

Пресса принесла колючие отзывы зрителей:

«Есенин — простой и искренний, а фильм запутанный, даже чувство неловкости появляется в некоторых местах — я не понимаю, зачем это нужно художнику?»

«Операторски, технически фильм сделан превосходно, но это тот случай, когда мастерство, техника никакого отношения к поэту не имеют».

Критики были не добрее. «Нельзя возвращать к бытовым истокам то, что Есениным пропущено через его поэтическую призму»,— категорически заявлял один. «Не все сцены фильма, претендующие на аллегоричность, достигают этой цели»,— осторожно вторил другой. Третий едко отмечал: «Пока Сергей Никоненко старательно цитирует Есенина, Сергей Урусевский самозабвенно цитирует самого себя. На фоне скромного, «ситцевого» есенинского стиха он провозглашает свою оду торжествующей оптике». Еще один недоуменно разводил руками: «Презренной прозой здесь не говорят, никаких слов от себя не придумывают, просто «играют» лирическую поэзию — странная вещь, доложу я вам».

Лубок и слащавая красивость возникли от иллюстративности, ставшей основным художественным принципом. Даже текст, звучащий из-за кадра, казался стихотворным дикторским текстом, то бишь, иллюстрацией себя самого. В результате, как точно было подмечено, возникал образ чтеца, а не поэта. Реальная, драматическая сложность судьбы Есенина исчезла. Его противоречия, метания между старым и новым, между городом и деревней, между традиционным и новаторским течениями просто-напросто не брались во внимание. Как если б не он писал: «Кто я? Что я?.. Куда несет нас рок событий?» Как если б не он широковещательно отдавал всю душу Октябрю и Маю, с печальной оговоркой, что лиры милой не отдаст. И уж конечно, будто бы не было сумрачного номера в «Англетере», неловко вскрытых вен и волны самоубийств, вызванных предсмертными стихотворными строками, так что другой поэт специально взялся за перо с задачей нейтрализовать силу этой жизненно-поэтической акции.

Рядом с нервом такой взаимопереклички судьбы человеческой с судьбой народной выглядели десятистепенными околичностями любые живописные изыски: при их пособничестве излагался трюизм, как все трюизмы, разом и справедливый и ошибочный.

У Томаса Манна в «Докторе Фаустусе» фигурирует неприятный персонаж по имени Даниель цур Хойе, тощий тридцатилетний мужчина с профилем хищной птицы. Появляясь в кружке мюнхенских интеллектуалов, он часто скрещивает руки на груди или по-наполеоновски закладывает одну ладонь за борт черного сюртука. Его называют поэтом, хотя в послужном его списке всего одно произведение — поэма под названием «Призывы». Серенус Цейтблом, от лица которого ведется повествование, называет это произведение «лирико-риторическим извержением сладострастного терроризма».

Герой поэмы Даниеля цур Хойе — предводитель отчаянных головорезов, готовых ради него на бой и на смерть. Зовут это таинственное существо «Кристус император максимус». Иисус, превращенный в полководца и триумфатора, тем самым подмаскирован под другого будущего «мессию», в ту пору только-только формировавшего свое учение в одной из мюнхенских пивных. «Он издавал приказы, похожие на оперативные задания,— читаем мы о герое «Призывов»,— смаковал свои неумолимо жестокие условия, провозглашал целомудрие и нищету, неустанно, властно и резко требуя слепого и беграничного послушания. «Солдаты — так заканчивалась поэма.— Я отдаю вам на разграбление — мир!».

В ту пору мотивы такого рода не были редкостью для духовного климата Германии. Тема хаоса, внутреннего или внешнего, душевного или общественного, сплошь и рядом взывала к сверхчеловеческой, потусторонней воле, наводящей железной рукой свой собственный, безжалостный порядок. Предчувствием жутковатого, с примесью дьявольщины порядка полны немецкие киноленты послевоенного десятилетия. Вот почему, должно быть, Серенус Цейт-блом не выразил прямо своего отношения к сюжету «Призывов». Так и видишь между строк, как он многозначительно пожал плечами. Зато собственно поэтическая сторона поэмы заслужила не-сколько специальных слов, блистательных и саркастических. Цитирую:

«Все это было «красиво» и очень бравировало своей «красотой»; это было «красиво» той жестокой и абсолютной, бесстыдно самодовлеющей, безделушечной, безответственной красивостью, какую только поэты и позволяют себе,— самое вопиющее эстетическое бесчинство, когда-либо мне встречавшееся».

Ниже отмечено, что «сей автор и его произведение пользовались серьезным респектом, и моя антипатия к обоим была не столь уж уверена в себе».

А также на сайте:
  1. Наумов. Процесс — за результат
  2. Наумов. Всем нам вы задали труда!
  3. Когда-то давным-давно нам, студентам, показали фильм «Бездельники»
  4. Но то, что полегче, стареет быстрее всего
  5. А между тем чувство Анны Сергеевны
Книги Посмотреть список книг Опрос посетителей

Кто лучше всех сыграл?

РЕКОМЕНДУЕМ Показать все Партнеры проекта
Важная информация

slujebroman.ru © 2011 | Неофициальный сайт фильма Служебный роман

rss